Muhteşem Yüzyıl: after Suleyman

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl: after Suleyman » • Великие события в империи; » 1.3 Пусть живет султан Мустафа!


1.3 Пусть живет султан Мустафа!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: пусть живет султан Мустафа!
Место и время: дворец в Стамбуле. День смерти султана Сулеймана
Участники: султан Мустафа I, Махидевран султан, Михримах султан и Разие султан
Краткое описание: Ближе к вечеру весь дворец в столице содрогнулся от ужаснейшего известия. Султан Сулейман  Хан покинул этот мир. Теперь Османским государством управляет его старший сын, главный наследник престола шехзаде Мустафа. Султан Мустафа!

Теги: Sultan Mustafa I,Valide Mahidevran Sultan,Mihrimah Sultan,Rasiye Sultan

0

2

Привратники открыли дверь главных покоев и Махидевран скрепив руки перед грудью, уверенно шагнула в опочивальню. Почти возле дверей стоял евнух, вместе с главной калфой, султанше сразу же не понравились их взгляды, но она прошла мимом их. Остановившись напротив ложе султана Махидевран взглянула на главного лекаря, который стоял возле спящего султана. - Как наш падишах, есть изменения? - Чуть наклонив голову на бок, произнесла "весенняя роза". Взгляд эфенди тут же пал на мать наследника, после чего мужчина посмотрел на служащих гарема, который подошли чуть ближе. Странное молчание, немного смутило женщину. - Мне повторить свой вопрос? - Вопросительно выгнув бровь, произнесла мать наследника. После чего эфенди сделал то, чего не ожидала увидеть Махидевран. Он накрыл лицо падишаха простыню, который тот был укрыт, такого поворота событий не ожидала женщина. По крайней мере так быстро. - Сообщите шехзаде и султаншам. - Махидевран не растерялась, сейчас не время лить слезы. да и кто будет слезы то лить? Она точно нет! Только дети султана Сулеймана будут расстроены, больше никто. - Дверь покоев вновь отворились и в них шагнул Мустафа, а за ним Разие и Михримах. Видимо они где - то встретились. Наследник хотел было кинутся к кровати отца, но Махидевран вовремя схватила сына за руку. - Мустафа, - сын обернулся и султанша покачала головой. Это давала понять, что ни какой надежды нет, султан Сулейман отошел в мир иной.

+1

3

Уже который день Мустафа, да и все члены династии, находились во дворце Топкапы. Но если в детстве эти дни были переполнены радостью и счастьем, то сейчас с каждым днем все сильнее и сильнее заполнялись темнотой, насквозь пропитывались болью и переживанием. Но никто из детей султана не ждал от слуг печальных известий, никто не желал ему смерти, на время здесь даже утихли склоки и перепалки, может из уважения к Падишаху, а может из-за какого-то ожидания, молитв и воспоминаний. Прогуливаясь по коридорам дворца, во время перерывов от дежурств у постели отца, Мустафа вспоминал все до мелочей. Как он, еще ребенком, сбегал от учителя, чтобы увидеть отца. Как Ибрагим, будучи еще хранителем покоев, позволял посмотреть сквозь металлические прутья на заседание совета дивана, и как далеко, казалось, это будущее, как мечталось, что никогда не закончится это время, никогда не ослабнет этот справедливый правитель. И уж точно никто не мог тогда думать о том, что проведать Падишаха, во время свалившей его в постель болезни, соберется вся родня.
Возвращаясь к покоям отца, он встретил Разие и Михримах. Уже вместе они зашли в покои и направились к постели, когда Махидевран остановила сына. Мустафа, не желая даже думать о плохом, как ребенок был готов поверить во что угодно. Он сразу же остановился, прокручивая в мыслях все возможные варианты: ему стало гораздо лучше, и лекарь дал ему отвар, благодаря которому он поспит и снова встанет на ноги; сейчас его лучше не беспокоить, но ему становится лучше, просто не стоит будить его своим топотом. А коротко взглянув на отца и заметив простынь, он углубился в своих фантазиях, не желая сдаваться. Может ему стало так хорошо, что он захотел поиграть в прятки; приготовили новое лекарство, которое действует, только когда его пьют под простыней, да что угодно, только не правда, только не… - взгляд с надеждой на валиде и это покачивание головой, только не это покачивание головой!
Он почти равнодушно кивнул матери, демонстрируя свою силу и спокойствие. И только бы знали все, находившиеся в этих покоях, как сильно ему хотелось сейчас поддержки, той самой, которую всегда получают женщины, стоит им лишь захотеть, стоит лишь намекнуть. Да разве способен кто-то понять боль сына от утраты отца? Мустафа сглотнул ком, подступивший к горлу и, подтянув ближе к себе свою хрупкую Разие, крепко обнял ее за плечи, давая понять, что его крепкая грудь и братское плечо всегда примут поток ее слез. Все же здесь и сейчас поддержка может исходить лишь от него одного, и никто и никогда не узнает о тех душевных терзаниях, что еще надолго засядут в сердце.

+1

4

Султанша уже несколько дней не могла найти себе места. Она ждала, что вот-вот зайдт слуга и сообщит о том, что Султан Сулейман поправился, что он вновь полон сил и здоровья. Но этого не происходило, не было никаких вестей об улучшении состояния Величайшего Падишаха всех времен.
В это день Михримах в коридорах встретилась с Мустафой и Разие. Меньше всего ей хотелось сейчас их никчемного и ненужного присутствия. Но Султанша ничего не могла предпринять. Они вместе отправилась в покои Падишаха. Зайдя в них, Михримах Султан еще не сразу осознала что произошло. Точнее до нее последней дошло осознание того, что её великий отец покинул этот мир. Султанша Луны и Солнца посмотрела на Махидевран, которая не скрывала своей улыбки. Мерзкая дрянь. пронеслось в голове у Госпожи.
После она посмотрела на брата и сестру, которая уже в обнимку "горевали" по отцу.
- Как вы могли? Вы объединились и убили моего отца! - проговорила Султанша, развеев тишину. - А ты, дрянь. - Михримах повернулась к Махидевран и подошла к ней. - Убери свою улыбку, иначе я уничтожу тебя. - с ненавистью в голосе произнесла любимая дочь Султана Сулеймана.
Вот и всё. Ничто не вечно. Закончилась эпоха величайшего Правителя.

0

5

Вот уже несколько дней как она при дворе, даже недель наверное. Разие перестала считать время, дабы не думать о той минуте, когда наступит конец. А он наступит, но эта весть обрушится на них как шторм на лодки что плавают на Босфоре.
Но в то утро, когда султанша проснулась с ужасной головной болью, оно действительно случилось. Несколько позже и она даже не подозревала об этом. Но было так дурно, что даже в сад выйти женщина опасалась, боясь потерять сознание. Она плохо ела, мало говорила, почти не читала и не писала. Только изредка интересовалась е приходили ли известия из дома. Она не могла разорвать себя на части, чтобы быть с ними двумя одновременно: отцом и сыном. Приходилось выбирать. Возможно отца она видит в поледний раз. Слёзы невольно набежали на ясные глаза. В полутьме покоев она и поняла-то не сразу что к ней с вестями. Ничто не дрогнуло и не переменилось. Сил горевать, удивляться, проклинать судьбу уже не было. Как шарнирная кукла женщина поднялась и последовала за евнухом. В ту минуту, окрашенный в траур дворец казался ей той же тюрьмой что и новоприбывшим рабыням.
Она прошла ни на кого не глядя. Тем более на Мустафу было бы больно смотреть, на Михримах отвратительно, потому что та наверняка не упустит случая в очередной раз сцепиться с матерью. А мать...видеть не боль, но торжество в её глазах - унижение. Да, Разие знала сколь высоко платила мать за годы ожидания законного признания перед которым была бессильна её рыжеволосая соперница, но сейчас её, убиваемую печалью дочь, это ничто в резонности этой улыбки убедить не могло.
Разие не подняла глаз, когда вошла, не смотрела, когда целовала руку безжизненному телу, но в ту минуту, ещё до того как подойти к отцу, она дёрнулась словно от удара, услышав привычные интонации Михримах.
-Эта женщина никогда не научится вести себя так как нужно, а не так как хочется. - подумала Разие, предпочтя, однако, держаться стороной, позволить женщинам разбираться самим. Хотя считала что подобный тон из уважения к покойному недопустим.
-Перестаньте, мы не за тем все здесь. Не оскорбляйте память нашего Повелителя. - тихо, но настойчиво произнесла молодая госпожа

+1

6

Мустафа был абсолютно разбит, но он должен был держаться изо всех сил. Меньше всего ему хотелось сейчас наблюдать за истерикой сестры, он очень старался не замечать искрящего счастья в глазах своей Валиде, и уж абсолютно не хотелось участвовать в плескании ядом среди женщин. Как минимум это было здесь совсем лишним, как максимум - было низко для поведения высокопоставленных персон. Именно поэтому когда Михримах двинулась в сторону Махидевран он выставил перед ней руку в преграждающем жесте и строго посмотрел на обеих женщин поочередно.
- Михримах! - сквозь зубы проговорил он даже слишком строго, не смотря на то что очень любил сестру.
- Разие абсолютно права, если ты совсем не берешь в учет то, что перед тобой стоит моя Валиде, то имей уважение к нашему отцу. Я абсолютно уверен, что все это - он еще раз взглянул поочередно на женщин - Все, что вы здесь пытаетесь устроить. Именно то чего он хотел меньше всего, уходя в мир иной. Не хочу даже слышать ваших бессмысленных ссор, видеть ваших гневных взглядов, которые вы швыряете друг в друга. Мы здесь чтобы почтить память нашего отца, чтобы попрощаться с ним, ведите себя достойно, не забывайте кто вы такие! - его очень задевало поведение Михримах, она уже давно не маленькая девчонка чтобы демонстрировать всем свою боль, не понимая, что здесь все, за одним лишь небольшим исключением, находятся в одинаковом положении, всем одинаково больно. Он подошел к сестре и чуть тише произнес слова только для нее
- Не забывай еще вот о чем, Михримах. Не смотря ни на что, никто из нас не смел относиться к Хюррем султан даже с долей того непозволительного неуважения, которое ты демонстрируешь по отношению к моей Валиде. Держи себя в руках, ты прекрасно знаешь, что я всегда желал долгой жизни нашему отцу, никогда не желал ему смерти, но мы не властны над временем, Михримах, не властны. - уже более спокойно закончил он. Если вспомнить все грехи и оплошности её покойной Валиде, то уж он точно имел полное право вести себя как заблагорассудится ему рядом с ней, но он был выше этого и всегда с уважением относился к ней. Да и в чем-то рыжеволосая госпожа была права - войны между ними не могло быть только при одном немаловажном условии, если бы Мустафа был ее сыном. Мужчина подошел к отцу, чтобы поцеловать его благословенную руку. Этот момент навсегда останется в его памяти. И никто, даже никто из присутствующих здесь людей не в силах понять его боль от этой утраты. И даже сейчас, касаясь губами его руки, чувствуя её холод, ему бы очень хотелось чтобы все это было не с ним, чтобы это был сон и он проснулся, просто снова зашел сюда и Султан Сулейман, как и прежде, восседал на тахте, такой сильный и величественный, такой родной и... живой. Но когда он коснулся лбом его руки все вновь встала на свои места, в том числе и осознание того что это не сон, а та жестокая реальность к которой он уже начал привыкать. Он еще немного задержался в таком положении, не желая отпускать его руки, но после поднялся и с силой зажмурил глаза. И так хотелось остаться здесь один на один с отцом, рассказать о своих настоящих чувствах, о том как тяжело ему мириться с происходящим здесь, как нагнетает сама атмосфера, как страшит будущее, но это невозможно, это было невозможно с самого начала объявленной Хюррем войны, которой не суждено было завершиться в её пользу. Сейчас он просто сохранял внешнее спокойствие, когда внутри все разрывалось на мелкие кусочки.

+1

7

Такой реакции от Михримах и стоило ожидать. Она потеряла того человека, который гарантировал ей безопасность при дворе. Теперь у неё не будет столько сторонником, как при правлении султана Сулеймана. Уж Махидевран об этом позаботиться. да, дети не должны платить за ошибки своих родителей, но сейчас это не относиться к Михримах. Дочь Хюррем никогда не относилась с уважением к Махидевран, впрочем это у неё от матери. Султанша долго мечтала, чтобы этот день наконец - то таки наступил. И он наступил. теперь все преклонят свои головы перед Мустафой, теперь Махидевран не будет страдать, так как страдала раньше. Началась новая эпоха, их эпоха. - Михримах, сейчас не время выяснять отношения. - Только и сказала султанша. После чего с гордостью посмотрела на сына, который стал на её защиту. Пройдет пару лет и весь мир будет говорить только о Мустафе, его будут бояться ещё больше чем султана Сулеймана. Но в тоже время многие будут им восхищаться. Единственной проблемой Махидевран остается Михримах, Мустафа любит сестру и ничего плохого ей не сделает. Но "весенняя роза" найдет способ избавиться от неё. Конечно убивать её султанша не собирается, а вот добиться, чтобы она отправилась в одну из далеких провинций вполне может.

0


Вы здесь » Muhteşem Yüzyıl: after Suleyman » • Великие события в империи; » 1.3 Пусть живет султан Мустафа!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC